Вторник, 24.10.2017
NAUBET
Сайттың мәзірі
Бағалау
Оцените мой сайт
Жалпы жауабы: 187
                                                     ГОЛОД В КАЗАХСТАНЕ.
                   
                    Заключение комиссии Президиума Верховного Совета Республики Казахстан по изучению постановлений
                       КазЦИК и СНК КЛССРот 27 августа 1928 года «О конфискации байских хозяйств», от 13 сентября 1928 года
                       «Об уголовной ответственности за противодействие конфискации и выселещгю крупнейшего и полуфеодального байства»,
                       от 19 февраля 1930 года «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в
                   районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством и байством»
  
Комиссия Президиума Верховного Совета Республики Казахстан, изучив документальные материалы республиканских и ведомственных архивов, статистические источники, периодическую печать, свидетель­ства очевидцев, составила настоящее заключение:В ужаоаюшсм реестре трагедий, потрясших XX иск, наряду с та­кими преступлениями против человечества, как большевистские анти­крестьянские репрессии, украинский «солодомор», сталинские депор­тации народов, маоистская «культурная революция», полпоговшина, всегда будут помниться и уиичтожительные акции в отношении много­страдального народа Казахстана.Пройдут годы, сменятся поколения, но историческая память бу­дет вновь и вноеь волфашать пас к той страшной трагедии, когда по воле преступного режима сотни и сотни тысяч жизней наших соотече­ственников утратили смысл и цену.Казахстан стал гигантским полигоном для проведения антигуман­ного социального эксперимента. Здесь была предпринята преступная реализация ортодоксального марксистского постулата "возможною пе­рехода отсталых народов к социализму, минуя капитализм», что закон­чилось разрушением традиционных систем жизпеобеспечепности -эт­носов Казахстана и, е конечном счете, привело к беспрецедентной в истории катастрофе. Масштабы трагедии были столь чудовищны, что мы с полной моральной ответственностью можем обозначить се как проявление политики геноцида. Такая констатация вытекает из строги л норм меж­дународною права, зафиксированных в международной конвенции «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него». К сожалению, наше общественное сознание еще не до конца про­никлось пониманием глубинной природы разыгравшейся трагедии, ас­социируя ее лишь со страшным голодом 1932-33 года и силовой кол­лективизацией. Между тем ее предпосылки зарождались с самого нача­ла существования режима. Пролог разворачивающейся драмы был связан с 20-ми годами, когда система нанесла первый удар по традиционной структуре казах­ского этноса. Так, обвально разрушительными последствиями оберну­лась «ударная» кампания по ликвидации хозяйств так называемых баев — полуфеодалов, переросшая вскоре в массовые аитикрестьянские реп­рессии, проводившиеся в рамках государственною курса на ликвида­цию «кулачества как класса»?. Идея экспроприации эксплуататорских хозяйств проистекала из самой природы государства с его приматом классовых интересов. Поэтому с самого начала установления диктату­ры пролетариата в Казахстане мотивы классовой борьбы постоянно вынашивались в умах проводников политики новой власти. По воспо­минаниям первого председателя Кирвоенревкома С.Пестковского, еще весной 1919 г. Ленин, отвечая на вопрос казахстаицев-делегатов VIII съезда РКП(б), -- каким образом можно подорвать экономическую силу баев б ауле, прямо напутствовал: «Очевидно, вам придется раньше или позже поставшь вопрос о перераспределении скота».В ноябре 1927 г. 6-я казахстанская партконференция обсуждала вопрос об экспроприации баев, посчитан возможным «допустить изъя­тие у крупных баев части скота и инвентаря», что должно привести к осереднячиваниго аула и развитию его производительных сил и еще боль­шему закреплению союза пролетариата с грудящимися массами аула*. 13 декабре 1927 г. была образована комиссия для разработки про­екта закона о конфискации хозяйств крупных баев. После рассмотре­ния и уточнения на бюро Казкрайкома он был одобрен ЦК ВКП(б) и ВЦИК. 15 аыуста 1928 Г. крайком создал комиссию для не посред­ственного руководства кампанией. 27 августа 1928 с на заседании ЦИК и СНК республики постанов­ление «О конфискации байских хозяйств» было принято. Были назначе­ны уполномоченные по проведению конфискации в округах республики. Непосредственно в аулы направили свыше тысячи уполномоченных. Кроме того, в комиссиях содействия работало 4700 человек.

Согласно документальным материалам об итогах кампании, фак­тически конфискации было подвергнуто 696 хозяйств, из них 619 были высланы за пределы округа проживания. У них было экспроприирова­ло 145 тыс. голов скота (в переводе на крупный). Около 114 тысяч голов скота перераспределялось между колхозами (29 тыс. или 26 про­цента) и бедняцко-батрацкими хозяйствами (85 тыс. голов или 74 про­центов). Кроме скота, было экспроприировано 633 юрты. 475 домов, 44 амбара, 534 другие надворные постройки, 108 плугов, 113 борон. 248 сенокосилок, 1367 бричек и т.п.Анализ опубликованных статистических материалов показыва­ет, что конфискованного к «поровну» перераспределенного скота далеко не всегда хватало, чтобы подтянуть бедняцко-батрацкие хо-зяйства до приемлемых, с точки зрения нормального ведения хозяй­ства, размеров. Получив лишь несколько единиц скота, эти хозяйства не могли включиться в общину, и им ничего не оставалось делать, как вернуться к своему прежнему социальному статусу, продав или зарезав полученный скот.Вместе с тем ликвидация байских и зажиточных хозяйств, выпол­нявших вполне определенную функциональную роль в наработанной системе воспроизводственных связей, вызывало нарастание хаотичес­ких процессов в традиционной структуре хозяйства, вело к ее дефор­мации. Таким образом, конфискация скота у баев обернулась не кон­солидацией середнячества в ауле и ростом благосостояния, а, напро­тив, — нараставшей пауперизацией населения нищавших аулов и раз­рушением хозяйства. Это и был реальный итог силовой кампании по конфискации.Сильнейший удар по крестьянству нанесла кампания по заготов­ке сельхозпродукции и силовая налоговая политика.По методам проведения хлебозаготовительные кампании выли­лись в форму прямых экспроприации. Да я прикрытия откровенно не­правового характера предпринимаемых акций власти распространили действие статьи 107 УК РСФСР, определив уголовное наказание за "злостное повышение цен на товары, сокрытие или невыпуска тако­вых на рынок», и ст.61 УК РСФСР, предполагавшей уголовную ответ­ственность за «отказ от выполнения повинностей, имеющих общегосу­дарственное значение».Информационные сводки орготдела ВЦИКа фиксировали настро­ения полного разочарования крестьянства политикой власти. На мно­гочисленных сходах крестьяне откровенно заявляли; «не нужно разви­вать сельское хозяйство, иначе правительство задавит налогом», «со­ветская власть установила крепостное право», «середняка разоряют, предоставляя за его счетльготы лодырям-беднякам», «советская класть зажала крестьян луже, чем при старой власти. Такой власти помогать не надо» и т.д.

Сильнейший административный террор был развязан в ходе заго­товительных кампании в казахском ауле. Здесь кампания по заготовке скога с самого начала приняла характер чрезвычайной акции времен «военного коммунизма», хотя даже в тот трудный период казахское хозяйство не знало ничего подобною. Размеры заготовок определялись плановыми заданиями, но те, как оказалось, имели е своей расчетной основе фальсифицированные данные о количестве у населения скота. В результате на районы стали спускаться задания, намного превышающие реальную численность имевшегося в наличии скота. В этой связи харак­терен пример Балхашского района, располагавшего стадом в 183 тысячи голов скота, но получившего разверстку почти на 300 тысяч единиц.Под прикрытием государственных интересов творились беззако­ния и при заготовках в ауле других видов сельскохозяйственной про­дукции. Так, в целях «ударного» проведения заготовки шерсти в ряде мест заставляли стричь овей в середине суровой зимы, чш не могло не привести к массовому падежу скота. Обязательные хлебозаготовки, вопреки всякой логике, распространялись и на несекхние хозяйства сугубо животноводческих районов. Страшась быть обвиненными в са­ботаже, их население было вынуждено обменивать свои скот на хлеб и сдавать последний в счет заготовок. Вследствие этого норма потребле­ния начинала тяютеть к минимуму, предвещая близкий голод.

В ходе заготовительных кампаний в Казахстане были проведены масштабные антикрестьянские репрессии. По выявленным архивным данным удалось установить; в этот период к административно-уголов­ной ответственности было привлечено 56498 жителей села, из них 34 12 I был осужден. На закрытом заседании Бюро Казкрайкома ВКП(б) в начале января 1930 г. Голошекин дал информацию, что в ходе загото­вок с I октября 1928 1. по 1 декабри 1929 г. но судебной линии было приговорено к расстрелу 125 человек, а по линии ГПУ за эют же период расстреляно 152 .Кроме того, следует иметь к виду, что в процессе заготовок прак­тически уже осуществлялось «раскулачивание».

В поисках средств для индустриализации государство в кгшие 20-х годов ужесточило налоговый режим. Тяжелый налоговый пресс да­вил на аул и деревню Казахстана. В (927-1928 гг. 4 процента зажиточ­ных и кулацких хозяйств были вынуждены заплатить 33 процента всей суммы начисленного на крестьянские хозяйства сельхозналога, а 0.6 процента крупных скотоводческих хозяйси) уплатили 25 процентов всей суммы начисленного по скотоводческим районам налога.
                             14  ....  16  
Кіру Формасы
Жаңалықтар күнтізбесі
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Іздеу
Сайттың достары
Rambler's Top100