Вторник, 24.10.2017
NAUBET
Сайттың мәзірі
Бағалау
Оцените мой сайт
Жалпы жауабы: 187

   1

В ПРЕЗИДИУМ  ЦЕНТРАЛЬНОГО ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА СССР

[ОТ] ПОЛИТИЧЕСКИХ ССЫЛЬНЫХ В г. ПАВЛОДАРЕ КАЗАХСКОЙ АССР

1 февраля 1932 г.

По вопросу о голоде, постигшем население бывшего Павлодарского округа Казахской АССР

ЗАЯВЛЕНИЕ

Считая себя белее, не в праве оставаться безмолвными и безучастными зрителями голода, постигшего население бывшего          Павлодарского округа, мы вынуждены обра­титься в центральные органы Правительства СССР. Отка­зываясь от анализа и оценки        причин, породивших голод, мы сознательно ограничиваемся лишь изображением на­блюдаемой нами картины.

           В течение примерно полутора месяцев в Павлодар стекаются из районов голодные, опухшие и одетые в лохмотья люди,                        преимущественно казахи. Город наводнен ими. Развелось невероятное, нищенство: В каждом доме их перебывают за день десятки человек. Ходят голодные всех возрастов: молодые, старые, дети. Свалочные места усеяны голодными людьми, выбирающими  и  поедающими отбросы.

Лечебные учреждения наводняются умирающими от голода. Голод вызвал эпидемии (создана даже чрезвычайная тройка по борьбе с тифом). Под городом и в самом го­роде постоянно находят трупы замерзших, бесприютных, голодных людей. Известны случаи смерти от голода в го­родской амбулатории, на глазах больных, пришедших на прием. Мы знаем дома, где голодные, вошедшие попросить хлеба, падали при смерти.      Нередко можно встретить семей­ство казахов, бредущее, неизвестно куда и тянущее за собою   салазки со скарбом, поверх которого лежит труп ребенка; погибшего в пути.

В учреждения подбрасываются голодные, полузамерз­шие дети. Детские дома переполнены и, не принимают их. По городу ежедневно встречаются десятками покинутые, замерзающие, истощенные, опухшие от голода дети всех возрастов. Обычный ответ их: «отец умер, мать умерла, дома нет, хлеба нет»... Отдельные граждане подбирают таких детей и направляют, естественно, в милицию, но последняя, не принимает их, попросту выгоняя обратно на улицу. В течение одного только дня, 14-го января, в помещении горсовета скопилось шестнадцать человек подкинутых бес­приютных детей, чем даже был вызван перерыв в занятиях.

Наконец, для этих детей был предоставлен бесхозный дом (№ 53 по Пушкинской улице), куда они и были свезены. Некоторые из нас посетили этот дом. Не распрост­раняясь подробно  об умирающих и о трупах. Найденных во  дворе, перед домом, в сенях и в самом доме. Скажем в общих чертах, что дети, помещенные в этом «приюте» (около 40 человек самых различных возрастов) получают лишь раз в день. Небольшое количество каши или супа с крошечным кусочком хлеба, валяются, на полу и на печке в грязи и вони , в абсолютной темноте, ходят под себя, плачут, а, некоторые уже, не в силах плакать, только стонут или хрипят. Обстановка настолько тяжелая, что женщина, приставленная горсоветом для ухода за детьми, сбежала на другой же день.

Когда один из нас заявил 20-го января в горсовет обо всем виденном в этом доме, то председатель горсовета не нашел, ничего лучшего, как вызвать милицию, арестовать его и отправить в ГПУ. Правда, ГПУ освободило его и в тот же день, горсоветом  были приняты некоторые меры к улучшению содержания голодающих  детей:

помещение «приюта» было расширено за счет съехавшей с квартиры посторонней семьи,  занимавшей ранее половину дома; пол был вымыт и устлан сеном; детей свозили в баню;

вновь приставили человека для ухода за  ними; наконец, часть детей развезли по детским домам. Но и после этого положение мало изменилось: дом вновь наполняется детьми, паек остается более чем голодным; по-прежнему нет даже кипят­ка. Дети продолжают беспрерывно умирать и трупы по-прежнему подолгу не убираются. «Приют» этот вернее должен быть, назван моргом.

О существовании даже такого приюта ни население, ни постовые милиционеры не оповещены. Знают о нем слу­чайно лишь немногие граждане, которые и приводят туда подбираемых на улице детей. Основная же масса голодаю­щих, как детей, так и взрослых, обречена  по-прежнему,  бродить по городу и ютиться, где придется. До сих пор для, них не организовано, ни  ночлежных домов,  ни бесплат­ных столовых...

Бедствие развивается. Из районов голод гонит в Павло­дар все, новых и новых голодающих. Обессиленные люди тянутся по всем дорогам и гибнут в пути. По рассказам голодающих, собирающих по домам «кусочки», одни аулы и поселки совершенно уже опустели, в других, вместо сотен дворов остались единицы или, в лучшем случае, десятки.

Часть населения ушла в Сибкрай, а оставшиеся застиг­нуты голодом и вымирают. В Павлодарском районе осталось меньше половины того населения, которое, насчитывалось еще летом 1931 г. Так, например, опустели поселки  Подпуск и Черное; остатки населения их (по нескольку дворов в каждом) переселились в пос. Лебяжье и Ямышево. Не существует более, аул №1. В Жалыбаевском ауле Бескарагайского района,  насчитывавшем более 300 дворов, оста­лась лишь администрация аулсовета...

Мы не хотим указывать какие конкретные меры помощи должны быть приняты. Наша цель — приподнять уголок завесы, скрывающей ужасы, возникшие здесь на почве голода, и нарисовать правдивую, хотя и далеко, неполную картину положения голодающего района.

г. Павлодар   ф.141, оп.1, д.5233, л.8—9: Заверенная копия.

Политические ссыльные:

В. ИОГАНСЕН, О. СЕЛИХОВА,

П.     СЕМ ИНИН-Т К А ЧЕНКО,

Ю, ПОДБЕЛЬСКИЙ, А. ФЛЕ-

ГОНГОВ.
 
 
 

№ 2

                                                                                            ПРЕДСЕДАТЕЛЮ   ВСЕСОЮЗНОГО   ЦЕНТРАЛЬНОГО

                                                                                         ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА

тов. М. И. КАЛИНИНУ ОТ ГР-НА АУЛСОВЕТА

  № 4

МАКСИМ 0-ГОРЬКОВСКОГО РАЙОНА КАССР

ДУЙСЕНБИНОВА НУРГАЛИЯ

10 февраля 1932 г.

 

Все, население, проживающее в Казахстане, умирает от голода, в некоторых местах [наблюдается] гибель народа целыми аулами, например: аулсоветов №№ 9, 10, 11 и Павлодарского и Иртышского районов, а также  в других районах  Казахстана.

В последнее время везде стала гибель, смерть населения, посев не родился, весь скот сдан государству, [а] со стороны государства колхозников хлебом не снабжают, питаться населению нечем. В единоличном пользовании каждого хозяина и в колхозах, ни одной скотины, ни лошади не имеется. Базара на рынке и вольной торговли  нет, которые на местах, прекратили, хлеба совсем не имеется. Служащие, работающие в местных организациях, местный актив председателей и членов сель аулов, секретари парт-­ячеек и кандидатских групп, а также работники районных организаций, занимаются грабежом чужого имущества. Если только увидят у какого-либо гр-на или колхозника кусок хлеба, фунт муки и кусок мяса, то отберут и сами используют, как будто бы сдано государству, на самом деле таковые они сами проглотят. Кроме того, отберут деньги, хорошие одежды и другое разное имущество, проведут обыски, испугают население. Как полагается, в связи с этим занимаются взятками: у кого хотят, у того берут. Если какое-либо лицо, не захотело дать взятки, хотя бедняки или, ниже середняк [а], то лишают его голоса, конфискуют [имущество] и он уже считается кулаком. С этой [угро­зой] гибели, смерти, конфискацией, взятками и грабежом имущества, население идет, куда хочет; просить милостыню по нищете, и даже в другой край или округ  были такие случаи: отец, мать оставляют от голода своих малолетних ребятишек, сами идут. Это [говорит о том], что [в] даль­нейшем в Казахстане  население существовать не может, жить очень ужасно, трудно. Кроме того, местные власти проводят на этом голодном населении кампании разных заготовок, а население из-за исполнения заготовок не может себе найти пищи ни одного куска хлеба. Местные власти подтверждают, что эта гибель населения не от голода, а [от] болезни холеры. На самом деле холерной болезни в населении не имеется. 

Об этом не сообщают вышестоящим органам, а скрывают. Местные организации показывают населению, что Советская власть как будто бы занимается грабежом, особенно враждебно [относятся к] середняцко-бедняцкому хозяйству и срывают социалистическое пере­устройство сельского хозяйства. Все население нашего района и других районов Казахстана от голода недовольно Советской властью. Кроме голода [население страдает от отсутствия одежды], промтоварами не снабжается. Посылая сие заявление, прошу Вас:

1)            Принять срочные меры  [дабы]  прекратить смерть, гибель [от] голода населения, снабдив продуктами питания со стороны государства, отменить проводимые им кампании разных   заготовок,   обеспечить  промтоварами  и   открыть везде вольную торговлю, базары и рынки.Занимающихся грабежом, взятками, использующих чужое, имущество,  показавших  Советскую  власть   [как] враждебную к. населению и срывающих социалистическое переустройство    сельского    хозяйства,    всех    работников районных организаций и местной  власти,  актив, предсе­дателей, членов аул сельсоветов, привлечь к уголовной суро­вой ответственности, как врагов пролетарской революции всего мира.

 
3

                                                                    ТОВАРИЩУ КАЛИНИНУ М. И.

                                               ТОВАРИЩЕСКОЕ ПИСЬМО ОТ ГР-КИ СТАНИЦЫ С АРКАН Д ЛЕПСИНСКОГО
                                                                                              РАЙОНА Б[ЫВШЕЙ]          СЕМИРЕЧЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

(ГОЛЕВОЙ) ДВОРНИКОВОЙ МЕЛАНИИ

ХАРИТОНОВНЫ

[февраль 1932 г.]

Уважаемый товарищ ! Обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой объяснить мне, как женщине, следующие вопросы: почему у, нас такая постановка в колхозном строительстве? Хлебная заготовка прошла очень трудно, по-моему, даже невыносимо как,  например, в Мусульм. казачьем колхозе «Тарас». Весь хлеб до зерна взят: хлеб, т. е. посевы, все обобществлены и еще, накладывают на каждого по 10— 15 и до 20 пудов. Где же он может взять, работая сам все лето в колхозе? И вот, в настоящее время вся эта голодная масса движется по дорогам пешком с малыми детишками, ища себе пропитание, падая по дороге, как мухи. И от этого могут быть всякие грабежи, убийства, и уже в настоящее время эти случаи есть. На ст. Аягуз зарезали женщину за 1/2 булки хлеба. Нищих, просящих милостыню, каждый день десятками, но давать то нечего, так как в колхозах, тоже и у рабочего, никаких излишков хлеба нет, а о жирах и говорить нечего. В колхозах паек выдается по трудодням, которым еле питается работающий, а члены семьи совершенно: не удовлетворяются. От этого [люди] двигаются сотнями, тысячами за границу, не счи­таясь с тем, что их встречают, рубят, бьют и кого же?— Большую часть нашего брата по классу: батрака, бедняка. По-моему личному мнению это неправильно. Я считаю, что от такой постановки дела и тормозится работа в колхозах, как, пример: в Саркандском колхозе «Красный Октябрь». Одевая пимы и шубы, в январе месяце убирают всей станицей колхозные подсолнухи и молотят хлеб, часть которого осталась, на полосах не кошенной, прикрытой снегом. А сеем чуть, не до пол лета, убираем до пол зимы, а [в] результате план хлебозаготовки выполняется с изъятием до [последнего] зерна, так как раскладка проводится по посеву в десятинах, а раз она посеяна и убрана не во время, то той нормы она не даст, а поэтому мы остаёмся голодать. Прошу дать разъяснение: так ли это должно быть? Почему-то все мы в заблуждении. Прошло­годний хлеб из Сарканда не вывезен, в этом году засыпаны помещения, а такой голод.В Саркандском  же районе в совхозах выдают паёк очень маленький, так что в течение месяца на десять дней не хватает. Хлеб выдают очень плохой, В разгар полевых работ выдавали рабочему 800 г, членам семьи 400 г и про­дуктов другие очень скудно. При таком довольствии и в совхозах работа хромает. Кроме того, меня удивляет, почему-то совхозы скотовод  Саркандского района расположены все верстах в 25—30 под Китайской гра­ницей, под последним перевалом. И нередки случаи, что скот отбивается, угоняется целыми сотнями и даже уходит целыми табунами и с пастухами и гуртоправами, [а это] наше советское достояние. Совхозы размещены в таких трущобах, что своевременная связь с ними невозможна. Конные обозы в совхозах, колхозах до того забиты и вообще во всем Саркандском районе, что остаётся сама кожа да кости. Тех же лошадей, верблюдов, которые двигаться не могут, отправляют на убой, и это мясо сдают для довольствия рабочего по 2 кг, вторым по 400 г в месяц и третьим ничего. Правильно ли это? Рабочих из колхозов по осени отправляли на отхожие промыслы в рабочие районы, а здесь большое сокращение, люди путаются, не находят определенного места, без продовольствия, и это все добавляет голодную массу, так что я все же от этого в недоумении.
                                                                               16  ....  18   19
Кіру Формасы
Жаңалықтар күнтізбесі
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Іздеу
Сайттың достары
Rambler's Top100